Белгородец суффикс в этом слове

Белгородские фамилии записки дилетанта

Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые;
— иначе такое бросание будет пустою забавою.
Козьма Прутков

Лучший юмористический канал: анекдоты, приколы, юмор и куча ржачных видео

Глава 1. О пользе чтения телефонных справочников.

Читали ли вы когда-нибудь телефонный справочник? Я имею в виду, не поиск номера телефона, своего старого знакомого (или знакомой), а чтение в буквальном смысле этого слова. Вопрос, надо полагать, риторический. Мы можем себе представить за этим занятием либо идиот, либо героя фильма «Человек дождя» в исполнении Дастина Хофмана, которого тоже нормальным не назовешь. Надеюсь, что меня вы не причислите к племени идиотов, хотя я и провел за чтением вышеупомянутой книги немало упоительных часов, получая в награду удовольствие и эстетическое наслаждение. Однажды, углубившись в ее страницы, я понял, что предо мной кладезь народной мудрости, исторической и географической памяти, сокровищница русского языка, народного быта и, наконец, бездна самого настоящего юмора. Как вам, к примеру, такие фамилии: Почупайло, Поправка, Тащи, Таракан, Кубло, Дериглазов, Жереб, Индучный, Лошак, Усик (практически все набранные курсивом фамилии – белгородские). И это лишь капля в море. Вы спросите меня, да где же я все это смог найти? В самом обыкновенном телефонном справочником г. Белгорода. А не у Гоголя или Салтыкова-Щедрина!
Бывают нередкие случаи, когда носят неблагозвучные фамилий (с точки зрения обывателя) меняют их на ласкающие слух фамилии. Я сам знаю один такой вопиющий, на мой взгляд, случай, когда один филолог (по образованию, замечу, а не по духу) поменял свою фамилию, если не ошибаюсь, замечательную украинскую фамилию Сироштан (русиф. Сероштан), на отвратительную (на мой взгляд) для русского или украинца искусственную фамилию Полонский – этакий лингвистический, точнее, ономастический гомункулус. Не берусь судить о мотивах такого поступка, они выше моего понимания, но думаю, что предки вряд ли простят ему это. Ведь для нас, Иванов, не помнящих родства, фамилия подчас единственная ниточка, связывающая нас с огромным по времени миром предков, с историей, в конце концов. Мы обычно дальше бабушек и дедушек никого не помним, ну в лучшем случае прабабушек и прадедушек, да и то выборочно. Плохих фамилий практически нет, а если они порой не столь благозвучны, как кому-то хочется, то помните, что никто не может отвечать за фамилию, полученную его предком.
Имя связано с самой личностью именуемого и воплощает его тождество самому себе. Перемена имени – это знак разрыва с прошлой жизнью и начало новой (Эдмон Дантес – граф Монте-Кристо, Киса Воробьянинов – Конрад Карлович Михельсон, в этом же ряду – смена девичьей фамилии на фамилию мужа при регистрации брака, смена имени при пострижении в монахи). Мужчина меняет имя только в исключительных случаях, либо в ситуации игры (сюда я бы отнес псевдонимы писателей и артистов). Интересно, что некоторые женщины, защищая свое Я, не меняют девичью фамилию. Также интересно, что в средневековой Японии у женщин вообще не было имен. Их называли по имени отца или мужа, хозяина, часто по прозвищу (где-то я читал об этом). Т.е. имя для мужчины в гораздо большей степени, чем для женщины, означает тождество самому себе. Наблюдение: мужчины практически никогда не зовут женщину, особенно близкую, по фамилии, а женщины мужчин – очень часто («товарищ Бендер» называла своего мужа мадам Грицацуева).
Занявшись частным и очень личным вопросом: объяснением происхождения своей фамилии, я вошел в азарт и, взяв в попутчики, таких специалистов по русским фамилиям как Б.А.Успенский, Б.О.Унбегаун, В.А.Никонов и некоторых других, я углубился в этот прекрасный мир. Потом возникло желание поделиться своими маленькими открытиями, не претендующими на новое слово в науке, с другими людьми, у которых, может быть, никогда не появится желание просто почитать эту замечательную книгу под несколько суховатым названием «Список абонентов Белгородской городской телефонной сети» (Белгород, 1992 г.). Эта книга обладает, как всякая великая книга, фантастической способностью при каждом новом прочтении открывать что-то новое, ранее не замеченное. Великие книги бездонны!
Приведу две цитаты из Б.А.Успенского. «Мы живем в мире имен. Имя выступает как основная характеристика человека, как его идентифицирующий признак. В каких случаях имя способно даже заменить человека. Это проявляется в таких противоположных сферах – они находятся на разных уровнях цивилизации, и, казалось бы, не могут иметь друг с другом ничего общего, — как магия и бюрократия». «Будучи лишены самостоятельного значения, имена – призванные, вообще говоря, называть, но не значить, — могут быть, тем не менее, чрезвычайно значимы».
Слово «фамилия» латинского происхождения. По Далю, оно имеет два смысла: 1) семья, семейство, род, колено, поколенье, племя, кровь, предки и потомство; 2) прозванье, родовое имя. Фамилия это ниточка, связующая нас с далеким прошлым, нашими прямыми предками.

Глава 2. О происхождении русских фамилий.

Русские фамилии в современном виде родились сравнительно недавно, у крестьян – в 19 веке, точнее даже во второй его половине. До этого их функцию выполняли отчества или прозвища. Еще у крестьян были, да и сейчас остаются, так называемые уличные фамилии, официально непризнанные. Причем у одной семьи могло быть несколько уличных фамилий: например, мои предки-родственники имели две уличные фамилии – Лобковы и Батлуки. Батлуки – понятно, это корень фамилии Батлуцкие, но почему Лобковы никто уже не помнит, однако эта фамилия бытует до сих пор в дер. Неклюдово.
Произошли русские фамилии в своем подавляющем большинстве от отчеств, прозвищ, названия профессий или географических названий. Гораздо реже встречаются фамилии искусственного происхождения, характерные, прежде всего для русского духовенства. Немало фамилий иностранного происхождения: украинских, белорусских, еврейских, тюркских и т.д., в подавляющем большинстве своем русифицированных. До середины 19 века обладание фамилией было прерогативой лишь высших слоев русского общества: дворянства и духовенства.
Почти все фамилии не были выбраны их носителями, а были получены «со стороны»: возникали стихийно или придумывались канцелярским и прочим начальством. Объяснить происхождение фамилий чрезвычайно, на мой взгляд, интересно, поучительно и полезно, но трудно, а иногда и невозможно по разным причинам. Одной из таких распространенных причин мне видится простые грамматические ошибки, описки и прочие случайные искажения, возникавшие при записи фамилий. Отсюда часто возникают сходные фамилии, отличающиеся одна от другой всего лишь одной буквой. Если же эти ошибки проникают в официальные документы (а они проникали, проникают и будут проникать), то новообразованные фамилии получают официальный статус. С научной точки зрения, подобные ошибки затруднят процесс изучения фамилий. Приведу два примера. Даже в наш просвещенный век я встретил множество ошибок в столь любимом мной телефонном справочнике г. Белгорода, в частности, мой отец фигурирует в нем под правильной фамилией «Батлуцкий», а ваш покорный слуга выступает как «Баглуцкий». Второй пример вольного переименовать фамилий связан с фамилией моей жены – «Шалагиновой». Что в ней трудного – не пойму (хотя признаюсь по секрету, я довольно долго не мог ее запомнить)? Как ее только не записывают на слух или по памяти! Вот несколько вариантов: Шалашнова, Шалашкина, Шалаикинова, Шалагина, Шалыгина. А совсем недавно я увидел конгениальное искажение этой фамилии: Шалагин Иван. Т.е., фамилия превратилась сразу в новую фамилию: и имя, и поменяла пол. Я не говорю уже о разнообразии форм связанных с ударениями в различных местах фамилии, а ведь одинаковые орфографические фамилии, но с разными ударениями считаются различными фамилиями. Представьте себе, сколько возможностей для новообразования фамилий представляют ошибки полуграмотных писарей.
Сколько же существует русский фамилий? На этот простой вопрос никто пока не смог дать ответ. Есть предположение В.А.Никонова, что несколько сотен тысяч и у большинства фамилий небольшое число носителей, т.е. людей с этой фамилией, а массовых фамилий, таких как Поповы, Смирновы, Ивановы, сравнительно немного. По нашим прикидкам только в Белгороде около сорока тысяч различных фамилий. Унбегаун приводит 100 наиболее распространенных фамилий в Петербурге в начале ХХ века. Мы последуем его примеру и определим 100 таких массовых фамилий для Белгорода. По нашим оценкам в Белгороде около пятнадцати тысяч различных фамилий, а в области порядка пятидесяти – шестидесяти тысяч. В телефонном справочнике Белгорода около тридцати пяти тысяч абонентов. Добавим сюда около пятидесяти – шестидесяти тысяч членов их семей, носящих такую же фамилию. Получится одна треть населения трехсоттысячного города Белгорода. География русских фамилий едва затронута исследователями: частотность фамилий почти полностью неизвестна.

Глава 3. О частотности фамилий.

Существование особого Белгородского ареала фамилий доказуем прежде всего существенными различиями в списках 100 наиболее популярных фамилий Белгорода по сравнению с аналогичными списками Харькова, сделанного мною по телефонному справочнику за 1971 год, включающему 55 тысяч носителей фамилий и вышеупомянутому списку фамилий Петербурга начала ХХ века Унбегауна. Характерной особенностью белгородских фамилий является большая доля украинских фамилий (которые отсутствуют в петербургском списке) и отсутствие среди наиболее широко распространенных фамилий еврейских, которые в значительном числе присутствуют в харьковском списке.
Интересной и полезной для раскрытия этимологии (происхождения) фамилий является такая особенность белгородских фамилий как соседство современной фамилии с фамилией, представленной своей основой в неизменном виде: Дроботов – Дробот, Капустин – Капуста, Тараканов – Таракан и т.д. Фамилия, в виде прозвища, не оформленного ономастическими суффиксами, встречается, как правило, в едином числе или небольших количествах. Другой особенностью является наличие фамилий одинаковых по сути, но в украинском и русском вариантах: Татаринов – Татаренко, Ткачев – Ткаченко, Николаев – Николаенко, Калинин – Калиниченко, Зубов – Зубенко, Емельянов – Емельяненко, Глушков – Глущенко, Васильев – Васильченко, Старков – Старченко, Моисеев – Моисеенко, Мишин – Мищенко, Максимов – Максименко, Макаров – Макаренко, Курилов – Куриленко, Колесников – Колесниченко, Мирошников – Мирошниченко, Гончаров – Гончаренко. Этот список можно продолжить еще очень долго. Причем частотность той или иной формы фамилии часто указывает на происхождение данной фамилии. Замечу, что в этих парах, как правило, русский вариант встречается чаще украинского, хотя есть и исключения: Бондарев (51) – Бондаренко (76). Это легко объясняется, что обе эти фамилии произошли от украинского слова бондарь (человек, делающий бочки), т.е. фамилия Бондарев это результат русификации первоначальной украинской фамилии Бондарь, которая в такой форме тоже дожила до нашего времени. Другой пример, Бессараб (1), исходная форма – Бессарабенко (8), украинизированная форма – Бессарабов (1), русифицированная форма. Преобладание украинизированной формы над русифицированной, очевидно, объясняется географическим положением Бессарабии, которая граничит с Украиной, но далека от границ с Россией. Те фамилии, где основа русская, чаще встречаются в русифицированной форме, чем в украинизированной форме. Причины этих особенностей белгородских фамилий лежат в том, что наша губерния является пограничной между Украиной и Россией, причем довольно длительное время.
Что касается наиболее распространенных фамилий Белгорода, то этот список возглавляет фамилия . . . Я сделал паузу, чтобы вы сами подставили наиболее распространенную фамилию нашего города и уверен, что подавляющее большинство назовет фамилию Иванов. Но, увы, она на втором месте, а первое занимает фамилия Попов. Думаю для вас это неожиданность. Для меня тоже. Отрыв, правда, небольшой – всего пять абонентов, умножая на три (среднее число членов семьи). Получим на пятнадцать человек больше с фамилией Попов. Но если учесть, что я проанализировал примерно третью часть жителей города, то умножаем еще на три и получаем, что носителей фамилии Попов в Белгороде на 40 – 50 больше, чем носителей фамилии Иванов. Это не слишком сложно и утомительно? Надеюсь, что нет, а в противном случае прошу прощения.
Итак, фамилия Иванов занимает второе место, а в Питере в начале двадцатого века она была на первом месте с большим отрывом (1908) от второй Васильев (1352). Наша рекордсменка фамилия Попов занимала девятое место (643). Недаром Саша Черный в одном из своих желчно-гениальных стихотворений писал: «А вокруг от Ивановых сотрясается земля».
Ниже я привожу три списка из десяти наиболее распространенный фамилий Белгорода, Харькова и Питера:
Белгород Харьков Питер
Попов (163) Иванов (211) Иванов (1908)
Иванов (158) Попов (177) Васильев (1352)
Шевченко (103) Шевченко (161) Петров (1325)
Колесников (102) Бондаренко (153) Смирнов (881)
Новиков (96) Коваленко (111) Михайлов (789)
Ковалев (94) Кравченко (111) Федоров (757)
Кузнецов (91) Ткаченко (106) Соколов (753)
Чернов (89) Кузнецов (104) Яковлев (662)
Гончаров (88) Коган (99) Попов (645)
Литвинов (88) Петров (95) Андреев (636)
В списке белгородских фамилий мы видим три совпадения с питерскими фамилиями и четыре совпадения с харьковскими, между харьковскими и питерскими фамилиями есть три совпадения. Конечно, эти данные не слишком репрезентативны и в дальнейшем я проанализирую списки ста наиболее распространенных фамилий, но предварительные выводы можно сделать: белгородские фамилии представляют собой достаточно самостоятельную общность, сложившуюся в специфических исторических и географических условиях.
Интересно отметить, что в белгородском списке только одна фамилия Иванов образована от крестильного имени (Иван). Остальные образовались от прозвищ, связанных с профессиями (Попов, Колесников, Ковалев, Кузнецов, Гончаров) или национальностью (Литвинов) или другими особенностями (Новиков, Чернов). Только одна из десяти фамилий украинская (Шевченко). В списке харьковском две фамилии от крестильных имен (Иванов, Петров), 7 фамилий от названия профессий, одна фамилия еврейская (Коган), 5 фамилий украинских. В питерском списке 7 фамилий образовано от крестильных имен, одна по названию профессии, одна от названия птицы и одна (Смирнов) от прозвища Смирной/Смирный. Среди питерских фамилий все – русские. Вы понимаете, что я имею этот небольшой список наиболее распространенных фамилий.
Если обратиться к списку 100 наиболее распространенных фамилий , то мы увидим, что в Белгороде на 91 одну русскую фамилию приходится 9 украинских, в Питере на 97 русских фамилии 3 немецкие, а в Харькове на 52 русские фамилии приходится 39 украинских и 9 еврейских. Думаю, что не ошибусь, если предположу, сто в современном Питере доля русских фамилий среди ста наиболее распространенные, ниже той, что была в начале века, но доля еврейских фамилий близка к харьковскому списку.
Довольно большая распространенность украинских фамилий в Белгороде (9 из 100) объясняется близостью к Украине и общностью исторических судеб этих регионов.

Глава 4. О патронимических и непатронимических фамилиях.

Характерной особенностью огромного большинства русских фамилий является, как я уже говорил, их происхождение от отчеств, только форма этих отчеств отличалась от современной: краткое притяжательное прилагательное с окончанием на –ов/-ев или –ин. Фамилии с этими окончаниями, являющиеся по происхождению отчествами, называются патронимическими (патроним это фамилия, которая указывает на отношение сына к отцу). 81 из 100 самых распространенных белгородских фамилий имеют окончание –ов/-ев и только 9 оканчиваются на –ин. Преобладание суффикса –ов/-ев по сравнению с суффиксом –ин связано с тем, что за немногими исключениями суффикс –ов/-ев не имеет другой функции, кроме образования фамилий, а притяжательные прилагательные на –ин все еще существуют для обозначения принадлежности как к родственникам (мамин, сестрин, дядин), так и к кому-либо названному уменьшительным именем, производным от крестильного (Колин, Сашин, Вовин). Суффикс –ов/-ев стал более типичным и специализированным окончанием русских фамилий, чем суффикс –ин.
Небольшую группу патронимических фамилий составляют фамилии, образованные от родительного падежа прилагательного во множественном числе: Черных (61) – по распространенности занимает 23 место в Белгороде, Широких (2), Белых (22), Чепурных (8), Старых (1), Хороших, Плоцких (1), Зяблых (1), Банных, Борзых, Пшеничных, Прешпективных, Тюремских.
Чрезвычайно редки фамилии, образованные от родительного падежа прилагательного единственного числа. Единственным примером в Белгороде может служить фамилии Преснаго. Самая известная этого типа у главного героя романа Пастернака – доктора Живаго.
Но есть фамилии сохранившие форму прозвища – непатронимические; в большинстве своем они являются украинско-белорусскими.
Непатронимические фамилии значительно более редки: в списке 100 белгородских фамилий нет ни одной такой фамилии.
К непатронимичеческим фамилиям относятся следующие типы фамилий:
1. Фамилии, представляющие собой нарицательные существительные в чистом виде (без ономастические суффиксов): Кривошей, Лихогуб, Молчан, Говорун, Соловей, Белоконь, Олейник (торговец растительным маслом), Жук, Мельник. Они воспринимаются как название профессии или прозвище, а не как фамилия в привычном смысле слова. Такие фамилии в Белгороде нередки. Большинство фамилий этого рода украинско-белорусского происхождения.
2. Фамилии в форме прилагательного. Сюда относятся фамилии в форме именительного падежа на –ый, -ий, -ой: Мизерный, Дебелый, Червоный, Перистый, Присный.
3. Фамилии на –ский/-ской, -цкий/-цкой первоначально образовывались от географических названий: Донецкий, Оболенский, Таволжанский, Томаровский, Боровский. Другую группу фамилий на –ский составляют искусственные фамилии русского духовенства: Предтечинский, Богословский, Богуславский, Богоявленский, Рождественский.
Совсем небольшую группу фамилий образуют так называемые метронимические фамилии (к метро они не имеют никакого отношения, так их называет Унбегаун, на мой взгляд, их правильнее звать матронимические от латинского слова матрона – мать семейства) – производные от женских имен, прозвищ, названия профессий, местности, родственных отношений: Домнин (крестильное имя Домна, а не доменная печь), Татьянин, Пряхин (пряха), Горожанкин (горожанка), Бабушкин (бабушка), Девушкин (девушка), Девицын, Милашкин, Старухин. Другой тип метронимической фамилии образуется следующим путем: жену Семена называют Семениха, отсюда фамилия Семенихин. За очень редким исключением (Татьяничев) метронимические фамилии имеют окончание –ин.

Глава 5. О фамилиях, образованных от крестильных имен.

Имена, получаемые детьми после рождения, делятся на две категории: официальное имя, даваемое священником при крещении (крестильное имя) и имя, даваемое родителями (внутрисемейное имя). И то и другое имя могут иметь множество уменьшительных форм и фамилии могут образоваться от любой формы, как крестильного, так и внутрисемейного имени. Наибольшее количество патронимических фамилий образовано от крестильных имен. В основе русских фамилий обычно лежит народная форма крестильного имени, например Иван, а не Иоанн. Фамилии, образованные от полной формы крестильного имени, входят в число наиболее распространенных русских фамилий. Из 100 таких фамилий Белгорода 33 образовано от крестильного имени. Среди первых пятидесяти их 11 (22%), а среди первых двадцати – 2 (10%). В Петербургском списке число таких фамилий значительно выше, соответственно 60 (60%), 35 (35%) и 15 (15%). Приведу список одиннадцати наиболее распространенных белгородских фамилий, образованных от крестильных имен (в скобках указано место, занимаемое данной фамилией в частотном списке);
(2) Иванов – Иван
(10) Петров – Петр
(17) Васильев – Василий
(17) Тарасов – Тарас (Тарасий)
(18) Марков – Марк
(18) Лазарев – Лазарь
(23) Яковлев – Яков
(23) Денисов – Денис (Денисий)
(24) Дмитриев – Дмитрий
(24) Лукьянов – Лукьян (Лукиан)
(27) Павлов – Павел
В приведенном списке отсутствуют такие распространенные русские фамилии как: Михайлов (Михаил), Федоров (Федор), Андреев (Андрей), Алексеев (Алексей), Александров (Александр), Григорьев (Григорий), Степанов (Степан), Семенов (Семен), Николаев (Николай). Сравнительно низкая частотность этих фамилий в Белгороде одна из черт белгородских фамилий. Поскольку патроним может быть образован от имени существительного, в составе которого уже имеются самостоятельные суффиксы со значением места жительства, принадлежности к профессии, уменьшительности и др., русские фамилии подразделяются на множество морфологических вариантов. Например, известно 76 фамилий, образованных от имени Иван (Унбегаун). Я насчитал в Белгороде 22 таких русских фамилий (из них три не приводятся Унбегауном – Иваныкин, Ивков и Черноиванов):
Иванов, Иванисов, Иванищев, Иванчиков, Иванцов, Иванков, Иванников, Иванчихин, Иванкин, Иванников, Черноиванов, Ивашов, Ивашин, Иваныкин, Ивкин, Ивков, Ванеев, Ваньков, Ванин, Ванюшин, Ванюшкин, Ваняев
и целый ряд украинско-белорусских фамилий:
Иваненко, Иванец, Иваниенко, Иванищенко, Ивановский, Иванский, Иванченко, Иванюженко, Иванюк, Иванюченко, Иваськов, Ивахненко, Ивахно, Ивахнюк, Ивашиненко, Иващенко, Иващура, Ивицкий, Ивко, Черноиван, Ивашкевич, Ивах.
От имени Юрий образовалось 38 фамилий, Василий – 41, Григорий – 39, Павел – 55, Кирилл – 58, Александр – 81, Варфоломей – 25 и т.д.
Другие примеры фамилий, образованных от крестильных имен: Игнатов, Борисов, Исаев, Прохоров, Михалев, Фофанов.

Глава 6. О фамилиях, образованных от названия профессии.

Фамилии, образованные от названия профессий свидетельствуют о разнообразии ремесел в старой России. Многие из них входят в 100 наиболее распространенных фамилий Белгорода:
Попов, Колесников, Ковалев, Гончаров, Пономарев, Шаповалов, Бондарев, Калашников, Стрельников, Ткачев, Бочаров, Шевцов, Шевченко – швец (сапожник), Бондаренко, Ткаченко, Коваленко, Гончаренко.
Интересны и такие фамилии, имеющие традиционные для русских фамилий форму, как Горшколепов, Шапошников, Вахмистров – вахмистр (военный чин в кавалерии), Чеботарев – чеботарь (укр., сапожник), Крамарев или Крамаров – крамарь (укр., владелец лавки). Последние две фамилии являются русифицированными фамилиями украинского происхождения: Чеботарь и Крамарь.

Глава 7. О «географических» фамилиях.

Фамилии, образованные от географических названий, оканчиваются на –ский/-цкий и среди русских фамилий немногочисленны. Их носителями были представители дворянства, получившие имена от названия своего наследственного поместья:
Прозоровский – Прозоровск
Оболенский – Оболенск
Заболоцкий – Заболоцк
поручик Ржевский – Ржев
Боровский – Боровск
Волоцкий – Волок
Городецкий – Городец
Дубровский — Дуброва
Редкость русских фамилий этого типа объясняется тем, что до середины 17 в. наследственных владений (вотчин) было мало. Поместья давались царем в награду за службу, а после смерти владельца отходили казну. А когда поместья стали наследоваться, представители нового дворянства (тогдашние новые русские) уже обладали постоянными фамилиями в обычной патронимической форме на –ов/-ев или –ин. В Польше сложилась совсем иная ситуация: там дворяне издавна владели наследственными имениями, а престижность фамилий на –ский привела к частому использованию этого окончания и не у дворянства, что привело широкому распространению фамилий данного вида, которые стали считать преимущественно польскими. Исконно русские фамилии на –ский слились и были практически полностью поглощены аналогичными польскими, украинскими и белорусскими фамилиями, такими как Ковалевский, Пржевальский, Гнилицкий, Зубрицкий, Кочковский, Любарский, Люблянский, Рогальский, Синецкий, Синявский, Багрицкий, Блинцовский, Блякницкий, Бобровский, Богацкий, Гладковский, Глинский и др.
В списке 100 наиболее распространенных фамилий Белгорода на –ский/-цкий нет, как и Питерском списке и только в харьковском списке их три среди последних двух десятков: Каневский, Заславский и Чернявский. Но это не исключение из правила, поскольку эти три фамилии не русские по происхождению, а украинские.

Вставная глава. О происхождении фамилии автора.

К этому типу относится и фамилия автора данной работы. По нашему мнению исходной фамилией является Батлук, которая бытует и поныне, в том числе и в Белгороде. Косвенным доказательством является тот факт, что в дер. Неклюдово, на родине моего отца, Батлуцких часто называли и продолжают иногда называть Батлуками. По-видимому, фамилия Батлук украинского происхождения, точнее западно-украинского, на что указывает характерный для западно-украинских фамилий суффикс –ук. Один из моих предков, как мне представляется, дабы выглядеть более престижно прибавил к основе фамилии дворянский суффикс –ский и получилось Батлукский, а со временем — Батлуцкий, что несомненно удобнее произносить. Ударение падает на предпоследний слог, что характерно для фамилий польского происхождения. Суффикс –ский/-цкий воспринимался благосклонно, поскольку напоминал местный польский суффикс –ski/-cki, который первоначально обозначал благородное происхождение. «Улучшение» обычной фамилии «низкого» происхождения часто практиковалось путем добавления этого суффикса. Еще одна достаточно правдоподобная версия заключается в том, что один из моих предков имел духовное звание и в семинарии или после окончания оной добавил к своей крестьянкой фамилии Батлук престижное окончание превратившее ее «дворянскую». Так или иначе, но в дер. Неклюдово Шебекинского уезда Курской (тогда) губернии с середины 19 века, а возможно и раньше, но не позже, появилась крестьянская семья с необычной для наших деревень фамилией. Что означает слово батлек для меня остается пока загадкой.

Глава 7. Продолжение.

Особняком стоят такие белгородские фамилии как Донской, Российский, Турецкий, Римский. Они скорее относятся к искусственным фамилиям, чем к географическим. Но подчас такое разделение провести очень сложно.
Поговорив о фамилиях более-менее распространенных, обратимся к фамилиям редким и, на мой взгляд, оригинальным. Среди белгородских фамилий есть одна очень небольшая группа редких фамилий, связанных с местными топонимами:
Фамилия Топоним
Гайворонский, Грайворонский Грайворон
Валуйский Валуйки
Борисовский Борисовка
Ракитский, Ракитянский Ракитное
Дубовской Дубовое
Оскольский Оскол
Томаровский Томаровка
Таволжанский Таволжанка
Ровенской Ровеньки
Казалось, следует ожидать встречи с фамилий, образованной от названия областного центра – Белгородский, но такой фамилии не отмечено, по крайней мере, в Белгороде. Таким образом, фамилий, связанных с белгородской топонимикой немного и они имеют очень немногочисленных носителей.
К «географическим» фамилиям относятся фамилии на –анинов: Ельчанинов – Елец
Смолянинов – Смоленск
Трубчанинов – Трубчевск
Фамилии такого типа обычно возникали в дворянской среде.
Фамилии на –итинов образованы от древнерусских названий жителей городов:
Москвитинов – москвитян, житель Москвы,
Болховитинов – Болхов
Тверетинов и Тверитинов – Тверь
Это тоже дворянские фамилии.
Фамилии на –цев образуются от названий, обозначающих жителей города или этническое название:
Оболенцев – Оболенск
Ростовцев – Ростов
Брянцев – Брянск
Веневцев – Венев
Мордовцев – мордва
Тагильцев – Тагил
Тамбовцев – Тамбов
Немцев – немец
Эти фамилии позднего происхождения и самые распространенные среди русских топонимических фамилий.
Другие дворянские фамилии имеют окончание –инов и образуются от этнических названий (названий народностей):
Грузинов – грузин
Казаринов – казарин, хазар
Литвинов (очень распространенная в Белгороде фамилия, входящая в первую десятку) – литвин
Мордвинов – мордвин
Немчинов – немчин (др.-русск.), немец
Фамилии на –яков/-аков также образуются от этнических названий:
Мещеряков – мещерин, финно-угорское племя мещера
Литвяков – литовец
Фамилий на –ников небольшое число, образованных от названий различных мест:
Ельников – ельник — ель
Фамилии на –ов/-ев, образованные от этнических или географических названий:
Латышев – латыш
Греков – грек
Рязанов – Рязань
Саратов – Саратов, здесь географическое название используется без изменения:
Новожилов – новый житель
Таджиков – таджик
Фамилии на –ин:
Чухнин – чухна, пренебрежительное название финнов
Устюжанин – житель Устюга
Москвитин – Москва
Бухарин – житель Бухары, а не любитель бухать, как кто-то может подумать
Волгин – Волга
Калугин – Калуга
Меженин – Мезень
Жидовкин – жидовка, пренебр. еврейка (редкий пример метронимической фамилии).
Фамилии –их/-ых немногочисленны:
Русских – русский
Подлесных – под лесом
Жидовских – жидовский (пренебр. еврейский).
К метронимическим географическим фамилиям можно отнести фамилию Горожанкин – горожанка (жительница города).
Очень немного географических фамилий представлены бессуфиксальными нарицательными существительными: Немец, Бессараб, Донец. Такие фамилии, как правило, украинского происхождения.

Глава 8. О фамилиях, образованных от личных прозвищ.

Большое количество фамилий образовано от прозвищ. В качестве последнего могло быть использовано практически любое прилагательное или существительное. Доля фамилий, основанных на прозванных, происхождение которых очень трудно, а часто и невозможно объяснить, очень велика. Прозвища либо характеризуют человека, его поведение, моральные, интеллектуальные, физические свойства (личные прозвища), либо даются путем простого переноса по аналогии названия животного, растения, предмета на какого-то человека (переносные прозвища). К фамилиям, образованным прозвищем первого типа относится, например, Спесивцев – спесь. Примерами фамилий основанных на прозвищах второго рода, будут Пушкин – пушка, Кольцов – кольцо, Ершов – ерш.
Большинство фамилий, производных от прозвищ, имеют патронимические суффиксы –ов или –ин. Среди фамилий непатронимических трудно бывает установить различие между фамилиями украинского — белорусского и русского происхождения. К русским фамилиям относятся такие фамилии, оканчивающиеся на согласные: Бурьян, Жук, Козел, Кривец, Лось, Мороз, Росляк, Скорик, Худяк, Чекан, Верещак. Русские происхождение имеют также некоторые фамилии, оканчивающиеся на –а/-я и –о: Кваша, Сорока, Рыбка, Суббота, Лопата, Сосна, Сирота, Тыква, Коврига. Распространенность многочисленных украинских фамилий на –ко способствовало замене –ка на –ко: Падалка – Падалко, Рыбалка – Рыбалко, Коврига – Ковриго, Смоляга – Смоляго, Летяга – Летяго.
Примеры фамилий, образованных от личных прозвищ:
Тонков – тонкий
Жиганов – тот, кто жжет
Немков – немой
Остряков – остряк
Ревякин – плакса
Сипатин – осипший
Шаталов – от глагола (шататься)
Воропаев – разбойник
Галанов – голый
Дробышев – маленький
Завалишин – от глагола «завалить»
Лихачев – лихач
Мальцев – Малец
Оспищев – оспа
Глазырин – глаз
Реутов – Ревутов – от глагола «реветь»
Хорошавин – хороший
Щеголев – щеголь
Прозвища часто основываются на сложных словах:
Вострокнутов – Вострый кнут
Кривоногов – Кривые Ноги
Твердохлебов – Твердый Хлеб
Белобородов – белобородый
Кривошеин – Кривая Шея
Слепокуров – Слепая Кура
Туголуков – Тугой Лук
Вы обратили внимание, что исходные прозвища очень напоминают индейские имена! Характерной чертой украинской ономастики являются сложные существительные, используемые в качестве фамилий. Однако есть и русские фамилии такого типа. Очень часто прозвище, не сохранившееся в качестве фамилии в русском языке, является таковой в белорусско-украинской ономастике. Вот несколько пар фамилий, встречающихся в Белгороде:
Лихоносов – Лихонос
Тонконогов – Тонконога
Синеоков – Синеокий
Одноралов – Однорал
Трегубов – Трегуб
Скалозубов – Скалозуб
Карнаухов – Карнаух
Подопригоров – Подопригора
Скороходов – Скороход
В двухосновных фамилиях, образованных прилагательным (первый элемент) и существительным (второй элемент) чаще всего встречаются следующие слова:
первый элемент второй элемент
белый, голый, долгий, косой, бок, глаз, око, брюхо, губа, гуз,
кривой, острый, синий, сухой, зуб, лоб, нога, нос, пята, рот, рука,
толстый, черный ухо, усы
Примеры: Белоусов (входит в сотню), Гололобов, Остроухов, Синегубов, Сухоносов, Сухопяткин, Сухоруков, Синеоков и Синеокий, Толстопятов и Черноусов.
Небольшое число фамилий, образованных прозвищ состоит из числительного и существительного: Одновалов, Одноралов и Однорал, Двухшерстов, Трегубов и Трегуб, а еще укр. Трегубенко, Тримасов, Шестопалов, Семибратов, Семиразов, Семиселкин, укр. Семиноненко, Сороколетов, Сорокопятов, Столетов, Полумисков, Полупанов, Полусбруев, Полуэктов, Полуянов, а также Полуляхов (эту фамилию можно отнести и к «географически-этническим», поскольку лях – это поляк, т.е. Полуляхов – наполовину поляк).
Другой тип составной фамилии состоит существительного или наречия + существительное или прилагательное: Водопьянов, Дубоносов, Новокшенов – новокрещеный, Скоробогатов, Подопригоров и Подопригора, Карнаухов и Карнаух, Лизогубов, Скалозубов и Скалозуб.
Прозвища, состоящие из существительного и глагола: Греховодов – грешник, тот, кто ведет к греху (греховодник), Грибоедов – тот, кто ест грибы, Костоглодов, Ломоносов – ломающий нос, Мясоедов, Сенокосов, Водолагин – водолага, водолаз, тот, кто лазает в воду Козалупов (помните, у Бориса Гребенщикова – старик Козлодоев).
Существует несколько двухосновных иронических по духу фамилий состоящих из наречия и глагола: Суховеев, Скорописов и Скоропис, Скороходов и Скороход, Краснобаев, Краснопеев, Недосеков.
В фамилиях образование от прилагательных, в принципе, любое прилагательное может быть использовано в качестве фамилии. Некоторые фамилии в форме прилагательных принадлежат старинным дворянским родам. Пример такой фамилии – Толстой – толстый. Но есть и вариант общей модели с этой основой – Толстов. Однако у большинства фамилий в форме прилагательного более позднее и «низкое» происхождение: Долгопольй, Першпективный, Бессмертный, Черный, Круговой, Касторный, Земляной, Просяной, Молочный, Присный, Панибратский, Письменный, Настоящий. Большинство из них украинского или белорусского происхождения. К фамилиям русского происхождения можно отнести следующие: Беспрозванный, Беспорточный, Короткий, Непомнящий, Бережной – бережный, Боровой – боровый, Дикий – дикий, Дубовой – дубовый, Шелковой, Яровой, Белый, Лесовой, Полевой, Невенчанный, Нудный, Нужный.
Фамилии в застывшей форме родительного падежа в единственном числе, например, Живаго – герой романа Пастернака, чрезвычайно редки. В Белгороде я нашел только одну фамилию – Преснаго. Фамилии Смоляго и Летяго украинизированные варианты русских фамилий Смоляга и Летяга, поэтому они не относятся к данному типу.
Фамилии в форме прилагательного множественного числа с окончанием –ых/-их типично сибирские. Примеры, встречающиеся в Белгороде: Хороших (этой фамилии нет в Справочнике, но она встречается в Белгороде – ее носила одна моя одноклассница), Седых, Серых, Хромых, Широких (и Широкий), Черных (и Черный), Чепурных, Злых, Банных, Белых (интересно, что фамилия Белых встречается 22 раза, а фамилия Белый только два раза), Веселых, Гнедых, Гладких, Непиющих (замечательная фамилия!), Пьяных, Плохих, Круглых, Тонких, Толстых, Тельных (и Тельной), Ходячих (и Ходячий), Золотых, Жидких, Косых, Коротких, Лесных (и Лесной), Сизых, Сухих, Хоробрых, Висковатых, Чалых, Щербатых, Печеных, Легких, Небогатых. Несмотря на необычность они отнюдь не редки.
Фамилии на –ов/-ев, являются самыми распространенными среди фамилий, образованных от прилагательных. Среди них рекордсменом является фамилия Чернов (8-е место). Другие примеры: Белов, Гладков, Тяжлов, Горячев, Клеменов, Круглов, Широков, Шкуратов, Пьянов, Степнов, Кауров.

Глава 9. О фамилиях, образованных от переносных прозвищ.

Большинство фамилий этого типа возникло стихийно под влиянием каких-то случайных ассоциаций, которые нельзя реконструировать, и, поэтому, этимологию многих фамилий этого типа трудно, а, зачастую и невозможно, установить. Фамилии, образованные от переносных прозвищ составляют наиболее самобытную часть русских фамилий.
Фамилии, основанные на словах, обозначающих родственные отношения: Братищев, Братков, Братчин, Вдовенков, Вдовиков, Вдовичев, Вдовкин, Примаков, Внуков, Дедов, Дедиков, Дедилов, Дедурин, Сиротин; украинские Вдовенко, Вдовиченко, Вдовотченко, Дедусенко, Деденко, Детко, Сирота и т.д. В этом типе фамилий большую группу составляют метронимические фамилии: Бабкин, Бабин, Бабушкин, Вдовин, Мамин, Матушкин.
Фамилии, образованные от слов, означающих общественное положение человека: Князев, Князькин, Княжнев, Королев, Мещанов, Панов, Панин, Панкин, Панков, Паничкин, Паничев, Принцев; укр.-белорус. Паненко, Панкевич, Король.
Фамилии, образованные от частей тела человека: Ребров, Ребриков, Ребрик, Ребриев, Рожин, Тельнов, Ухов, Хохлов, Пята, Губарь, Носань, Носаль, Кудря, Ручка, Ухань, Ноги и животных: Хвостов, Хвостенко, Тушев, Рыльцов, Перов, Мордик, Крылов, Щетинин.
Фамилии, образованные от названий животных, многочисленны. Особенно много фамилий образовано от названий птиц, что связано с тем, что в России птицы всегда пользовались любовью. В первой сотне фамилий Белгорода 7 «птичьи» фамилий: Лебедев, Воробьев, Соколов, Орлов, Воронов, Сорокин, Соловьев. Кроме этих распространенных фамилий встречаются и другие: Ястребов, Синицын, Синица, Орел, Пищугин, Уткин, Ракша, Сорока, Сокол, Филин, Кулик, Дрозд, Журавель, Журавлев, Голубь, Соловей, Тетерев, Ворона, Орлик, Перепелица, Перепелкин, Аистов, Воробей, Курочка, Утка, Клест. Небольшую, но характерную группу составляют фамилии, образованные от названий пород голубей: Желтоухов, Красноперов, Чернощекин. Предполагается, что они давались хозяевам голубей той или иной породы.
Фамилии, образованные от названий зверей: Волков, Зайцев, Козлов, Медведев, Соболев, Соболь, Быков, Баранов, Мышкин, Хомяков, Крот, Корсаков, Корсак – степная лисичка, Сивоконь, Заяц, Козел, Волчек, Лось, Белоконь, Веприк, Мышак. Из них первые четыре входят в сотню наиболее распространенных в Белгороде фамилий.
Фамилии, образованные от названия рыб менее распространены: Белугин, Осетров, Карасев, Вандышев – вид корюшки, Гольцов, Гольцев, Ельцов – елец, рыба семейства карповых, Ершов, Сомов, Вьюн, Рыбка, Голец, Карасик и т.д.
Фамилии, образованные от названия представителей членистоногих (насекомых, пауков, раков), более многочисленны, чем предыдущие. Фамилия Жуков входит в сотню. Другие примеры: Комаров, Комар, Мухин, Паук, Шмелев, Ракин, Рак, Раков, Жук, Старожук, Овод, Хрущ, Таракан.
Фамилии, образованные от названий других животных: Червяков, Черепашенко, Змивид. Последние две фамилии, понятно, украинские.
Фамилии, образованные от названий деревьев, трав, цветов, овощей, фруктов, ягод и других ботанических терминов. В первый сотне белгородских фамилий их нет.
Фамилии, образованные от названий деревьев: Ракитин, Соснин, Соснов, Тополь, Ольхов, Ольхин, Ольховик, Черемохин, Рябинин, Осинкин, Осинцев, Клен, Деревцов. Особенно много фамилий так или иначе связанных с дубом – деревом, пользующимся у славян наибольшим почитанием, а в языческие времена – священным деревом: Дубравный, Дубогрызав, Дубоделов, Дубоносов, Дубняков, Дубов, Дубовой, Дубовик, Дубовской, Дуборасов, Поддубный, Дубровский.
Фамилии, образованные от названий других растений: Хмель, Травин, Травкин, Травенко, Полынь, Полынцев, Мохов, Лютиков, Репин, Репка, Капустин, Горохов, Борщов, Борщ, Бобов, Гречкин, Гречихин, Гречко, Дудник (возможно, эта фамилия произошла от слов дудка, дуда, тот, кто дудит), Смородина, Гиацинтов, Тыква, Конопля.
Другие фамилии, связанные с растительным миром: Сноп, Бор (возможно, что эта фамилия иностранного происхождения, вспомним физика Нильса Бора, а также химический элемент с таким названием), Бурьян, Хворост, Полено.
Фамилии, образованные от названий продуктов и напитков: Чечулин – от названия ломтя хлеба, Проскурин – проскура (просвира – хлеб, употребляемый при совершении литургии), Плюшкин, Лепехин, Лепешкин, Кнышов – кныш (лепешка, булочка или пирожок), Галушкин, укр. Галушко, Кашин, Мясищев, Солодов, Макуха (выжимки разных семян при выгонке масла), Квасов, Малай – пшенное толокно, обычная пища пастухов.
Фамилии, образованные от названий ткани, одежды, головных уборов, обуви: Поярков – поярок (шерсть ягнят), Сукнов, Суконцев, Тулупов, Шубин, Сарафанников, Поршнев – поршни (род сандалий), Ноговицын – ноговица (всякая отдельная часть одежды или обуви, покрывающая голень), Лаптев, Колпаков, Козырев, Козырьков, Козыренко, Куколев – куколь (капюшон).
Фамилии, образованные от названий жилых и хозяйственных построек, названий частей дома, материалов, терминов, связанных с различными видами деятельности: Печкин, Печков, Печкуров, Сараев, Чуланов, Смолин, Поленов и Полено, Плетнев, Комягин – комяга (долбленая лодка), Бартенев – бортень (улей), Сачков, Сачко.
Фамилии, образованные от названий орудий труда и предметов домашнего обихода довольно многочисленны: Чугунов, Лемешев, Лемешко, Секиркин, Скобелев – скобель (нож для грубого строгания в тележном и санном ремесле), Топоров, Топорков, Топориков, Торбин, Торбенко, Кошелев, Кошельков, Кошель, Калитин, Калитов, Кузовкин, Пестерев, Пехтерев, Махоткин, Корчагин, Ковшов, Кочергин, Вилкин, Вилко, Ложкин, Лычагин – лычага (веревка), Набатов, Рогожин.
Фамилии, производные от названий транспортных средств: Рыдванов – рыдван (просторная повозка), Санин, Санкин, Телегин, Тележкин, Колесов, Оглоблин, Спицын, Спицин, Хомутов, Кораблев, Кораблин, Парусов.
Фамилии, образованные от названий оружия и доспехов: Бердышев – бердыш (боевой топор), Булавин, Дубинин и Дубина, Клевцов – клевец (боевой топор), Клинков.
Фамилии, образованные от названий музыкальных инструментов: Кобзев и Кобозев – кобза, кобуз (вид круглой восьмиструнной гитары, тюркского происхождения), Пикулин – пикуля (свистулька), Скрипкин, Бандуркин.
Фамилии, образованные от названий монет: Грошев – грош (2 копейки), Копейкин, Рублев.
Фамилии, производные от названий игр: Шашкин, Тузов.
Фамилии, образованные от названий некоторых предметов и веществ: Золотов, Куклин, Шевяков – шевяк (сухой навоз), Шалагинов – шалага (копна сена).
Фамилии, образованные от абстрактных существительных: Аршинов – аршин, Вершков, Голосков, Громов, Задорин, Зорин, Зыков – зык (крик), Рыков, Страхов, Торопов, Морозов (входит в сотню самых распространенных фамилий – уважал русский народ мороз) и Мороз, Ненастьев, Порошин.

Глава 10. О фамилиях, образованных от внутрисемейных имен.

Строго говоря, эти фамилии также образованы от прозвищ, но единственным отличием их является то, что внутрисемейное имя ребенок получает от родителей, а прозвища обычно присваиваются соседями. Внутрисемейные имена и прозвища не всегда возможно различить. Очень часто внутрисемейные имена давались по обстоятельствам, связанным с рождением ребенка. Вероятно, детей нумеровали по порядку рождения: Первухин, Первушин, Первышев, Другов, Третьяков, Третьяк, Четверкин, Четверухин, Четвериков, Четвиряков, Пятанов, Пяташов, Пятан, Шестов, Шестаков, Шестак, Шестухин, Осьмаков, Осмаков – др.-русский осьмь (восемь), Девятов, Девяткин, Десятков. Старшего сына могли звать Большак (фамилия Большаков), а младшего Меньшой, Меньшик (Меньшов, Меньшиков). Единственного ребенка могли звать Одинец (Одинцов). Желаемого ребенка звали Бажан или Бажен (Баженов, Бажанов).
Фамилии, образованные от ласкательных имен: Дружинин, Любимов, Милюков, Потехин, Потешук (укр.), Смирнов. Часто ребенка просто назвали Малой. Ниже приводится список белгородских фамилий, образованных от ласкательного имени Малой и его производных: Мальцев, Малец, Малеев, Маликов, Малик, Малявин, Малой, Малюгин, Малютин, Малекий, Мальков, Малиенко, Малин, Малыхин, Малыгин, Малых, Малышев, Малышко, Малышенков, Мальщев, Мальчинский, Мальковский.
Чтобы не искушать судьбу и отвести зло от ребенка, ему иногда давали имя прямо противоположное тому, что ожидали или желали ему родители – охранительное имя. Фамилии, образованные от охранительных имен: Бесчастный и Бесчастнов, Бессонов, Булгаков и Булгак – булгак (др.-русск. тюрк. происх. беспокойный), Грязнов, Докукин, Докучаев, Злобин, Истомин, Плаксин, Прокудин, Томилин и Томилов, Некрасов и Некрас, Неклюдов – неклюд (неуклюжий человек), Нелюбов и Нелюб, Ненашев, Несмеянов и Несмеян, Неумывакин, Неугомонов, Несветов и Несвет.

Глава 11. Об искусственных фамилиях.

Все фамилии, рассмотренные до сих пор, представляют собой продукт естественно — исторического процесса, в результате которого личные имена постепенно превратились в наследственные фамилии. Искусственные фамилии представляют собой особую группу.
Православное духовенство было единственной социальной группой в России, которая систематически вводила в употребление искусственные фамилии. Поначалу такие фамилии давались безымянным детям, но в дальнейшем создание таких фамилий стало повсеместной практикой.
Среди искусственных фамилий русского духовенства значительную часть составляют фамилии на –ский/-цкий, что было связано с высоким социальным статусом первоначальных носителей подобных фамилий, который и привел к престижности данных фамилий в обществе. Другим, менее ярким морфологическим признаком этих фамилий является использование патронимического суффикса –ов в фамилиях, образованных от слов, которые оканчиваются на –а. В этих случаях подлинная патронимическая фамилия принимала суффикс –ин.
Фамилии, образованные от названия местности и личных имен. При поступлении в духовное училище часто давали фамилию по названию той местности, откуда учащийся был родом, т.е. по названию города, деревни, региона, реки: Краснопольский – дер. Красное Поле (др.-русск. красный – красивый). Примеры фамилий, образованных от личных имен:
Александровский – Александров – Александр
Соколовский – Соколов – Сокол
Чернышевский – Чернышев – Черныш
Владимирский – Владимиров – Владимир
Вышеприведенные фамилии кроме своей формы не имеют других признаков, характерных для фамилий духовных лиц. Более яркими примерами таких фамилий служат фамилии, каким-либо образом соотнесенные с религией и церковью. Это фамилии, образованные от имен святых: Косминский – Косьма, Предтечинский – Предтеча, Андриевский – Андрей, Ильинский – Илья, Николаеский – Николай, Петровский – Петр, Борисовский – Борис, Георгиев – Георгий, Илларионов – Илларион.
Фамилии, образованные от названий церковных праздников: Благовещенский, Богоявленский, Введенский, Вознесенский, Воскресенский, Знаменский, Покровский, Рождественский, Троицкий, Успенский.
Фамилии, основанные на библейских и христианских традициях: Израилев, Иорданов, Архангельский, Храмов, Минеев – минея (церковная служебная книга).
Фамилии, основанные на церковнославянских элементах: Глаголев – глагол (слово), Извеков – из века (выражение, встречающееся в церковных службах), Добровольский, Добронравов, Добродомов, Добромиров, Тихомиров – Тихомир.
Фамилии, образованные от названий из области природы: Гиацинтов – гиацинт (цветок), Розанов – розан, Цветков – цветок, Померанцев – померанец (дерево и плод, сем. цитрусовых), Кедров – кедр, Голубинский – голубь, Лебединский – лебедь, Орловский – орел, Кристаллов, Югов, Солнцев.
Фамилии, возникшие под влиянием латинского и греческого языков: Фидель – fidelis (лат., преданный), Синцарев – sincerus (лат., искренний), Урбанский – urbs (лат., город), Аристов – от греческого «лучший», Гомеров – Гомер.
Фамилии, образованные от древнерусских имен:
Будилов – Будило – Будимир
Добрынин – Добрыня – Доброслав или Добромир
Путилов и Путилин – Путило – Путислав
Путятин – Путята – Путислав
Фамилии, образованные от необычных имен: Гамаюнов – Гамаюн (имя легендарной райской птицы в русском фольклоре от персидского слова, обозначающего высокий титул «птица рая»).
Фамилии, образованные от иностранных слов: Альтов, Басов.

Глава 12. О фамилиях украинского происхождения.

В Советском Союзе проживало около 40 миллионов украинцев, в современной России их около 6 миллионов, но носителей украинских фамилий, очевидно, гораздо больше, так как многие русские имеют украинские фамилии. Эти нации столь близки, что подчас принадлежность к украинцам или русским носит чисто формальный характер. Что касается ономастики, то, за исключением сравнительно узкого круга фамилий, мы видим четкие различия между русскими и украинскими фамилиями. Несмотря на этимологическое сходство, в языковом отношении (морфологически) они совершено различными.
Украинские фамилии имеют гораздо большее сходство с польскими фамилиями, что связано с исторической судьбой Украины. Как известно, Киевская Русь – единый государственный корень восточнославянских народов: украинцев, белорусов и русских, но затем ход исторического процесса развел русских в одно государство Московское, а украинцев и белорусов – в другое государственное образование, сначала Литву, а затем, Речь Посполитую (по сути дела, Польшу). Этот период в истории Украины и Белоруссии (16 – 17 вв.) совпал с периодом формирования наследственных фамилий, отсюда и их сходство с польскими. Одним из признаков такого сходства является популярность украинских фамилий на –ский, и вообще, многочисленность фамилий в форме прилагательных. Другая черта украинских фамилий, которая мало выражена среди фамилий русских – это географическое распределение различных типов фамилий. Сходство с польскими фамилиями сильнее выражено на территории Правобережной Украины, чем на Левобережье Днепра.
Главным отличием украинских фамилий от русских, представляющих собой патронимические притяжательные прилагательные, является то, что в основе первых обычно лежат прилагательные.
Единственный патронимический суффикс, который часто встречается в украинской ономатике – это –ович/-евич. Патронимические связи в украинских фамилиях обычно выражаются уменьшительными суффиксами –енко на востоке Украины и –ук/-юк на западе. Борисенко и Денисюк первоначально означали «маленький Борис» и «маленький Денис», а затем «сын Бориса» и «сын Дениса» и, в конце концов, превратились в наследственные фамилии.
Украинские фамилии в России фонетически русифицированы: это значит, например, что фамилия Бiлодiд (Билодид) в русском языке превратилась в Белодед, Ли`сенко превратилась в Лысе`нко, Голуб в Голубь.
Фамилий, образованных от крестильных имен на –ов/-ев мало: Грицков – укр. Грицько (уменьш. от Григорий). Чаще встречаются фамилии на –ович/-евич: Максимович, Романович, Дашкевич – Дашко – Данило.
Наиболее типично окончание –енко: Авдеенко – Авдей, Гапоненко – Гапон (Агафон), Дмитриенко и Дмитренко – Дмитрий, Кондратенко, Огиенко – Огий – Агей, Фесенко – Фесь – Федор.
Еще больше фамилий оканчивается на уменьшительный суффикс –ченко: Панченко – Панько – Пантелеймон или Панкрат или Панас (Опанас, Афанасий), Савченко – Савко – Савва, Федорченко – Федор.
Фамилии, оканчивающиеся на –щенко: Антощенко – Антон, Трощенко – Трошко – Трохим (Трофим), Терещенко – Терешко – Терентий, Иващенко – Ивасько – Иван.
Фамилии, оканчивающиеся на –шенко: Матюшенко – Матюх – Матвей, Тимошенко – Тимош – Тимофей.
Фамилии, на –ук/-юк наиболее распространены на Западной Украине: Макарук, Борисюк, Микитюк, Антонюк, Данилюк, Гаврилюк, Денисюк, Стецюк – Стець – Степан, Федорук, Семенюк – Семен, Миронюк. Суффикс –ук/-юк первоначально обозначал молодых людей, обычно сыновей, а иногда учеников.
Если фамилия образована от уменьшительного имени на –ко или –шко, то суффикс становится –чук или –щук: Якимчук – Якимко – Яким (Аким), Макарчук, Демчук, Мирончук, Климчук.
Фамилии на –ко: Володько – Владимир.
Фамилии на –енко/-ченко/-щенко, -ко и –юк/-чук/-щук – это самые распространенные украинские фамилии, производные от крестильных имен.
Среди других суффиксов для украинских фамилий типичны –к (Хомик – Хома/Фома), -ец (Иванец), -хно (Дахно – Данило), -ура/-юра (Петлюра – Петрура – Петр), -ус/-усь (Самусь), -аш (Лукаш).
Примером фамилии, образованной от крестильного имени с помощью суффикса –ский является Васковский – Васько. Об этом суффиксе я уже говорил выше.
Иногда в качестве фамилии выступает полная форма крестильного имени: Касьян.
Процент метронимических фамилий в украинском языке выше, чем в русском: Мотренко – Мотря – Мотрона (русск. Матрена).
Фамилии, образованные от названия профессий. Здесь напомним, что в украинском языке, в отличие от русского, название профессии часто становится фамилией, без добавления ономастического суффикса:
Котляр – котельщик Крамарь – владелец лавки
Лифарь – ростовщик (польск.) Чеботарь – сапожник
Косарь Колесник – колесный мастер
Бражник – пивовар Коваль – кузнец
Колонист Городничий
Кобзарь Пехота
Дервиш Кучер – кучер (польск.)
Скороход Круподер
Солдат Пастух
Скоропис Дорогокупец
Токарь Батрак
Тютюнник – табачник Гонтарь – кровельщик
Стряпчий Швец
Стрелец Дворецкий
Пушкарь Богомаз – иконописец
Дегтярь Чернец
Чумак Волкобой
Гайдук Владыка
Ткач Муковоз
Тысячник Переплетчик
Гуртовой Дудник
Сотник Гончар
Спивак – певец Боярин
Гетман Лесовик
Фамилии, означающие профессии или род занятий вовсе не указывают на то, что предки их носителей имели именно этот вид деятельности: были боярами, гетманами, владыками и т.д. Большинство этих фамилий первоначально, а с появлением института фамилий стали полноценными фамилиями. Чаще всего такие фамилии имеют украинское или белорусское происхождение.
Примерами суффиксальных украинских фамилий, образованных от профессий являются: Шевченко – швец (сапожник), Бондаренко – бондарь, Ткаченко, Коваленко, Гончаренко, Кравченко – кравец (укр., портной), Мирошниченко – мирошник (мельник), Рыбалко, Ткачук, Ковальчук, Кравчук, Шевчук, Писаревский – писар (укр., писарь). 7 первых фамилий входят в 100 наиболее популярных Белгорода.
Фамилии, образованные от географических названий: Коломиец или Коломийц – русиф. Коломийцев или Коломийцев, Бойченко, Бойко – бойко (этническое название жителей западной части Украины – фамилия довольно распространенная в Белгороде), Полещук – Полесье, Подоляк – Подолия.
Чаще всего в фамилиях, производных от географических названий, есть окончание –ский/-цкий и они имеют форму прилагательного, образованного от названия местности. В этом их сходство с аналогичными русскими фамилиями, но в украинском языке они встречаются намного чаще: Барский, Береговский, Браславский, Грушевский, Крымский, Луцкий. Такие фамилии первоначально принадлежали дворянству. Они составляют самую древнюю группу украинских фамилий. Фамилии на –ский/-цкий являются исконными для украинского, белорусского и польского языка. Не все украинские фамилии этого типа образованы от географических названий, но престиж окончаний –ский/-цкий привел к тому, что они захватили и другие группы фамилий.
Другая менее распространенная группа фамилий образованных от названия местности имеют форму прилагательного: Нагорный русиф. от Нагирный – на горе, Заболотный – за болотом.
Фамилии, образованные от прозвищ многочисленны. Многие из них приведены в соответствующих главах. Здесь я покажу несколько типичных примеров, образованных от простых слов: Бабич – баба, Волкович русиф. от Вовкович – вовк (волк), Гниденко – гнедой, Головченко, Косенков русиф. от Косенко, Мурашко, Мережко, Величко, Яворский, Засыпко, Шерстко, Рубан, Щербак, Довгань; и от сложных слов: Белодед, Белоконь русиф. от Билоконь, Рябоконь, Рибозад, Сироштан, Желтобрюх русиф. от Жовтобрюх, Лихобаба, Лихобабенко, Сухобрус, Твердохлеб русиф. от Твердохлиб, Волкобой, Вернигора, Бескоровайный. Еще несколько замечательных примеров фамилий, образованных от прозвищ без ономастических суффиксов: Бурлака – безземельный крестьянин, Гамальй – толстая шея, Дзюба – обжора, Журавель, Кажан – летучая мышь, Комар, Лобода – лебеда, Кулиш, Козуб – корзина, Журба – печаль. К «прозвищным) фамилиям относятся две фамилии, входящие в список 100: Нерубенко и Лысенко. Этимология последний фамилии неясна: она может происходить как от слова «лис», так и от слова «лысый».

Глава 13. О фамилиях белорусского происхождения.

Белорусов около 10 миллионов. В 13 – 14 вв. территория современной Белоруссии входила в состав Великого княжества Литовского, в котором сами литовцы составляли лишь небольшую часть, состоящую из отсталого крестьянства и военной верхушки. В культурном отношении княжество было в основном славянским, а по составу населения преимущественно белорусским. Затем до конца 18 века Белоруссия входила в состав Речи Посполитой, а потом вошла в состав России. К концу 18 века высшие слои белорусского общества находились под влиянием польской культуры, а крестьянская масса оставалась белорусской.
Белорусские фамилии хранят в себе следы польского влияния – суффиксы –ский и –ович. Более поздние фамилии, принятые крестьянами в 19 веке сходны с русскими – суффикс –ов. Общность исторических судеб, близость языка и культуры привели к сходству белорусских фамилий с украинскими – суффиксы –енко, -юк, -чук.
Фамилии белорусского, как и украинского, происхождения обычно встречаются в русифицированной форме; при этом обычно меняется и произношение и написание.
Несколько примеров белорусских фамилий. Образованных от крестильных имен: Гапонов – Гапон (Агафон), Казимиров – Казимир, Александрович, Богусевич, Станкевич. От географических названий – Могилевич.
Отметим как малое количество белорусских фамилий в Белгороде так и небольшую частоту их встречаемости: в справочнике я не нашел белорусских с частотой более двух. В списке 100 фамилий нет ни одной белорусской. Это легко объяснимо тем, что Белоруссия довольно далека от нашего края, да и самих белорусов намного меньше, к примеру, чем украинцев.

Глава 14. Об иностранных фамилиях.

О влиянии польских фамилий на русские, украинские и белорусские я уже не раз говорил, поэтому ограничусь несколькими примерами польских фамилий: Пржевальский – фамилия украинского происхождения, подвергшаяся в 16 в., Врублевский – Врубель (воробей), Навроцкий – от глагола «возвратиться», Заянчковский – заяц, Лещинский – лещина (орех), Полонский – от лат. прилагательного polonus (польский).
Наличие фамилий сербского происхождения объясняется двумя массированными перемещениями в сер. 18 в. Для большинства сербских фамилий характерен патронимический суффикс –ич (-ович/-евич): Паланич, Любич, Дехнич.
Из фамилий европейского происхождения наиболее широкое распространение имеют еврейские фамилии. По количеству фамилий и носителей они уступают только русским и украинским фамилиям. Большое еврейское население западной части России (Польши, Белоруссии и Украины) стало источником многочисленных и разнообразных еврейских фамилий. До конца 18 в. у евреев Восточной и Центральной Европы не было наследственных фамилий. Они пользовались сочетанием имени с местом рождения или службы. В сер. 19 в., евреи, жившие в России, были вынуждены выбрать или принять наследственные фамилии. Чаще всего образовывались гибридные фамилии из различных языков: еврейские с окончаниями идиш, немецкими или славянскими; фамилии на идиш или немецкие со славянскими окончаниями; славянские фамилии с окончаниями идиш или немецкими. Четкой границы между элементами идиш и немецким нет, так как идиш возник на основе средневековых немецких диалектов.
Примеры еврейских фамилий, встречающихся в Белгороде (напомню, что в списке 100 фамилий нет еврейских): Менделевич – Мендель (уменьшительное от Менахем), Зеликов – Зелик (перевод на идиш др.-евр. имени Барух – блаженный), Гершевич – серна (идиш), Берлин – от нем. Bar (медведь), Хавин и Хавкин – Hawa (Ева), Шифрин – Шифра (красивая), Шехтер – тот, кто совершает обряд обрезания, Рабинович – раби (священнослужитель, раввин), Каганович – каган (священник), Каплан – каган, Резник – мясник, или священник, совершающий обрезание, Винокур – профессия, Лившиц – от географического пункта в Силезии, Лурье – от итальянского топонима, Бродский – Броды, Кац – аббревиатура от названия должности: «священник праведности» (Kohen-tsedek), Иоффе и Иоппе – красивый, Гурфункель – гранат, Шустер и Шустерман – от нем. сапожник, Брик – тоже фамилия-аббревиатура. Другие еврейские фамилии Белгорода: Блехман, Блюхер, Глозштейн, Комман, Ройтман, Мейман, Киперштейн, Ландман, Илеензеер, Перельман, Штернберг, Докторович, Разенберг, Казлинер, Малиновкер, Сливкер, Карпман, Клейнер, Нарбут, Могилевич. Это, естественно, далеко не полный перечень белгородских еврейских фамилий. Особо любознательных отсылаем к телефонному справочнику.
Из литовских фамилий встречается Адомайтис, Сабойтис, Вадейнис, Пиетарис, Мачульскис.
Из фамилий других народов бывшего СССР отметим армянские (Шахназарян, Мхитарян, Мкртычан, Мунтян, Рогозян), тюркские (Ахмедов, Динмухаметов, Бикбулатов, Гейдарлы, Азизов), грузинские (Берия, Буджиашвили, Сулаберидзе, Цомукуридзе, Закариашвили, Чагашвили, Куртубадзе, Коркия), молдавские (Руссу, Барбанягре).
Европейские фамилии представлены также греческой (Михайлидис), финской (Олкайнен), немецкими, которые трудно отделить от еврейских (Гримм, Гут, Риккер, Шлиссель и др.), шотландской (Макферсон), французскими (Бадьен, если это не искаж. Бадьин; Клавэ, Пальваль, Монтрель), скандинавскими (Юнсон, Бирген), английской (Фукс), венгерской (Андерш), португальской (Хозе) и еще бог весть какими.
Из азиатского региона у нас есть корейские фамилии (Пак), китайские (Юн Су Май, Тен-юн-Хуан, Чан-сун).
Происхождение многих фамилий установить однозначно трудно, если вообще возможно, но, по-видимому, большинство из них еврейского происхождения.

Глава 15. Заключительная.
«Еще одно, последнее сказанье…»

В этой главе, уважаемый читатель, найдет некоторые занимательные факты из жизни белгородских фамилий.
Самыми короткими фамилиями нашего города являются фамилии из двух букв: Ус, Ни и Эм. Фамилий из трех букв довольно много: Гук, Гут, Кац, Куц, Рак, Шип, Шер, Люц, Риб, Ших, Пак, Чан, Чуб, Шах, Бор, Газ, Гах, Гоц, Бич, Мыщ, Бак, Щур, Шух. Я думаю, что это не еще не все.
Самой длинной фамилией Белгорода является фамилия Крестовоздвиженский, состоящая из 19 букв. Следующая за ней, с большим отставанием – Перемышленников (15 букв), на третьем месте, как и на первом – духовные фамилии – Благовещенский и Рождественский (14 букв). Фамилии с 13 буквами многочисленны (Предтечинский, Преспективный, Бесхмельницын и др.
Двойные фамилии чрезвычайно редки в Белгороде. Я нашел только две русские двойные фамилии, причем вторая – условно русская: Глаголин-Гусев и Кара-Горбачева. Среди фамилий азиатских (китайских и корейских) отметим Чан-Сун, Чумак-Жуль, Тен-юн-Хуан, Юн-Су-Май (последние две фамилии можно отнести к тройным).
Любопытно, сколь много в Белгороде однофамильцев известных людей. Мне кажется, что такие фамилии должны накладывать отпечаток на их носителей.
Из всемирной истории назовем фамилии Шопен (польский композитор), Гримм (один из немецких братьев-сказочников, какой не знаю), Чаплин (их аж 10 штук), Спок (доктор), Дарвин (английский естествоиспытатель, снимаю шляпу и завидую носителю этой, кстати, не редкой в России фамилии), Тиль (правда, без Уленшпигеля), Тэн (его, конечно, знают все, но для тех, кто забыл – французский философ, автор знаменитой «Философии искусства»), Коль (наш друг «Гельмут), бывший германский канцлер), Гофман (еще один немецкий писатель-сказочник), Гук (английский физик, автор знаменитого закона Гука, который я давно забыл, а ведь знал), Гарфункель (почти Гарфункель, что одно и тоже, слышали знаменитый американский дуэт Саймон и Гарфункель – это класс!), еще один физик, на этот раз датский, Бор.
Из современной нам истории ближнего зарубежья мы имеем однофамильцев Кучмы (украинский президент; кстати, его фамилия образована от слова кучмий – ерошить, он и ерошит), Лученок (белорусский композитор), Мунтян и Мкртычан (знаменитые армяне – первый футболист, а второй – актер), Алиев (президент Азербайджана), Адомайтис (хороший литовский актер).
Но особенно богато Белгородщина на великий русские фамилии. Тут есть чем нам гордиться. Начнем с бояр и дворян: Нарышкин (бояре, мать Петра Великого из Нарышкиных), Хованский (тоже боярин), Нащокин (приятель Пушкина), есть у нас и свой Пушкин. Раз мы перешли на писателей – вот вам: Пешков (он же Горький), Багрицкий, Арцибашев, Грибоедов, Чехов (на самом деле, Чехова – она, но это и не удивительно, женщины сейчас в России пишут не меньше мужчин – это знак), есть еще Чеха А.П., Синявский, Чернышевский, Маяковский, Набоков (мой любимый писатель), Герман, Гаршин, Евтушенко (их четырнадцать, многовато на один Белгород), Куприн, Высоцкий, Ахматова, Сологуб, Некрасов, даже Тополь. Совсем забыл маститого поэта Добронравова – фамилия красивая, а стихи не читал, не знаю. Бог мой, а Рождественский? Вознесенский тоже, наверное, есть, но в телефонный справочник не попал. Из нашего славного прошлого пришли к нам фамилии Пржевальский, Минин (без Пожарского), Меньшиков, Хмельницкий (не актер, а Богдан, в честь которого назвали улицу), Крамской (художник), Ермак, Глинка, плеяда полководцев: Суворов, Кутузов, Кутепов, Давыдов (он же и поэт-гусар). Из прошлого не славного у нас есть другие герои: Крупская, Блюхер, Ульянов (пять человек), Хрущев, Киров, Берия, Каганович, Аллилуева (дочь Сталина), Гречко (министр оборон при Брежневе), Кириленко (член Политбюро ЦК КПСС, уроженец Белгородской области), Горбачев, Малиновский (маршал СССР.) Есть и современные герои: Гончан, Довгань, Анпилов, Лужков, Сосковец, Руцкой, Аушев, Мень, Макаревич.
Замечательные герои литературных произведений также запросто бродят среди нас, не удивительно ли? Мы можем встретить на улице, позвонить, поговорить с Черномором, Дубровским, Шараповым, Шариковым, Правдиным (из «Недоросля» Фонвизина), Тилем (героем романа Ш.Костера), Оводом, князем Мышкиным, Карлсоном, который живет на крыше, Пятницей без Робинзона, поручиком Ржевским.
В заключение приведу несколько, на мой взгляд, юмористических фамилий. На самом деле список таких фамилий огромен, но юмор, в них заключенный, зависит от субъективной точки зрения; юмор вообще штука очень субъективная, согласны? Один из полушутливых – полусерьезных советов при выборе подруги жизни говорит, что посмотри, над чем смеется твоя потенциальная супруга: если над тем же, над чем смеешься и ты, то твой выбор верен. Итак, по одной веселой фамилии на каждую букву: Аболтусов, Безмогорычный, Вислоух, Греховодов, Духота, Евтушонок, Жирижон, Зимоглядов, Курочка, Лень, Макаровене, Наконечный, Околокулак, Пышнограй, Раздабудько, Сивоконь, Томилка, Ухань, Финоедов, Хрущ, Цюрук, Чернуха, Шпак. Не на все буквы я нашел веселые фамилии, но они наверняка есть. Надо оставить и для будущих исследователей.
На этом можно поставить точку. Но все ли я сказал о белгородских фамилиях? Нет. Это отправная точка для дальнейшей работы. Если я не потеряю интерес к этой теме, то мы еще поговорим о сельских фамилиях Белгородской губернии, которые с большим правом могут именоваться белгородскими фамилиями. Хорошо бы составить словарь белгородских фамилий. Есть и другие идеи. Так что, до встречи, дорогой читатель, если таковой имеется.

Разбор по составу слова «белгородец»

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я обязательно научусь отличать широко распространённые слова от узкоспециальных.

Насколько понятно значение слова бичевание (существительное):

Синонимы к слову «белгородец&raquo

Предложения со словом «белгородец&raquo

  • Да и сам волейбол белгородцы ещё только-только открывали для себя, знакомились с этой удивительной игрой.

Значение слова «белгородец&raquo

1. житель или уроженец города Белгород, Белгородской области либо Белгородского района (Викисловарь)

Отправить комментарий

Дополнительно

Значение слова «белгородец&raquo

1. житель или уроженец города Белгород, Белгородской области либо Белгородского района

Предложения со словом «белгородец&raquo

Да и сам волейбол белгородцы ещё только-только открывали для себя, знакомились с этой удивительной игрой.

Печенеги решили, что белгородцев кормит сама земля.

Пала ночь, и принесла она белгородцам тревогу осады.

Синонимы к слову «белгородец&raquo

Правописание

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Суффикс – что это такое, как правильно находить суффиксы в словах и какие они бывают

Часть слова, всегда находится между корнем и окончанием.

Суффикс – это морфема, то есть часть слова. Всего морфем пять: приставка, корень, суффикс, окончание, постфикс. Суффиксы всегда находятся после корней и до окончаний. То, что после окончания – это уже постфикс.

Суффиксы образуют новые слова и формы слов. В этой статье я расскажу вам, в чем разница и объясню, как искать суффиксы в словах.

Зачем нужны суффиксы

Их главная задача – создавать новые слова. Новые слова – то есть такие, у которых новое значение. Например, лес – это деревья, а лесник – это мужик, который их стережет. Лесник как раз образовался с помощью суффикса «-ник».

Береза – это дерево. Березка – маленькое дерево, березонька – тоже маленькое, но вдобавок еще такое, к которому мы относимся с особой нежностью. Эти новые слова тоже появились с помощью суффиксов «-к-», «-оньк-».

Что такое формообразующий суффикс

Иногда суффиксы используются для создания формы слова. Форма слова – это слово с прежним лексическим значением, но другими грамматическими признаками.

Я в школе так и не мог понять разницы между новым словом и формой слова, поэтому вот вам список всех случаев, когда в слове формообразующий суффикс:

  1. У глаголов прошедшего времени: читать-читал, смеяться – смеялся.
  2. У глаголов повелительного наклонения: бежать – беги, учить – учи.
  3. У причастий: смотреть — смотрящий, плясать – пляшущий.
  4. У деепричастий: вспоминать – вспоминая, обдумывать – обдумывая.
  5. У сравнительной степени прилагательных и наречий: красиво – красивее, быстрый – быстрее.
  6. У некоторых существительных в форме множественного числа: мать – матерей, дочь – дочерей, сын – сыновья (сыновjа).

Как найти суффикс в слове

Надо выделить окончание, выделить корень, а то, что будет между ними – и есть суффикс.

Но проблема в том, что суффиксов бывает два и более. В таком случае надо прокрутить в мозгах процесс образования слова.

Например, вот слово «учительница». На первый взгляд здесь суффикс «тельниц», потому что корень «уч» (от глагола «учит», где «-ит» – окончание), а окончание «-а».

Но посмотрите на словообразовательную цепочку: учит – учитель (с помощью суффикса -тель-) – учительница (с помощью суффикса -ниц-).

Получается, тут два суффикса: -тель- и -ниц-.

Видеть всю словообразовательную цепь сложно, мы даже на втором курсе института тупили.

Что надо знать про [j] в суффиксах

Какой суффикс в слове «терпение»? На первый взгляд – «ени», потому что корень «терп» (терпеть – терплю – терпит), а окончание – «е» (терпению, терпения, терпением).

Но в гласных «е», «ё», «ю», «я», «и» после гласных произносится два звука: [j] ([й]) и соответственно «э», «о», «у», «а» «и».

Теперь смотрите, в чем фишка: терпениjэ, терпениjа, терпениjу, терпениjэм. Букву «е» в окончании надо поделить на две и выделить как окончание только вторую половинку. Потому что первая половинка – это j, и он в суффиксе.

-Ений- – это суффикс, с помощью которого образуются отглагольные существительные. То есть до него был глагол, а с ним стало существительное: терпеть – терпение, воодушевлять – воодушевление, избивать – избиение, молить – моление, гореть – горение.

Запомните это и сразу выделяйте во всех отглагольных существительных «-ений-».

-Ть у глаголов – окончание или суффикс

Спросите у своего учителя.

В русском языке есть два подхода, и они оба имеют право на существование. Согласно первому, -ть – суффикс, согласно второму – окончание.

В учебниках Ладыженской это окончание, в учебниках Бабайцевой – суффикс.

В школе вам не надо доказывать, суффикс это или окончание. Просто спросите у своего учителя в начале очередного года, как правильно. И выделяйте так до 11 класса. На ОГЭ и ЕГЭ вопросов о природе -ть нет.

Напишите мне вопросы, которые у вас возникают по теме «суффикс», приведите примеры сложных случаев, когда вы не могли правильно выделить суффикс в слове. Я проанализирую ваши комментарии и дополню статью.


источники:

http://kartaslov.ru/%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B1%D0%BE%D1%80-%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%83/%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D1%86

http://vsvoemdome.ru/obrazovanie/suffiks-chto-eto-takoe