В каких словах есть суффикс ка

Please wait.

We are checking your browser. gufo.me

Why do I have to complete a CAPTCHA?

Completing the CAPTCHA proves you are a human and gives you temporary access to the web property.

What can I do to prevent this in the future?

If you are on a personal connection, like at home, you can run an anti-virus scan on your device to make sure it is not infected with malware.

If you are at an office or shared network, you can ask the network administrator to run a scan across the network looking for misconfigured or infected devices.

Another way to prevent getting this page in the future is to use Privacy Pass. You may need to download version 2.0 now from the Chrome Web Store.

Cloudflare Ray ID: 69cdd37e5f08160a • Your IP : 85.95.189.96 • Performance & security by Cloudflare

Учите русский язык! Почему феминитивы с суффиксом «-ка» – безграмотность

Феминизм исподволь, но при этом достаточно агрессивно проникает во все аспекты повседневной жизни – и трансформирует их. В повседневной речи последние пару лет как-то незаметно стало появляться всё более частое употребление так называемых феминитивов, а чем дальше, тем более это становится обязательным тоном для «прогрессивных» СМИ и сайтов. Встречаешь «авторку», «блогерку» и «президентку» – всё, сразу понятно, куда попал и с 95% вероятностью там же встретится набор и прочих либерально-западных мессиджей.

Между тем, в простом народе, не связанном с прозападной прослойкой никакими идейными обязательствами, эта инициатива вызывает сильнейшее отторжение. «Авторки» провоцируют почти что рвотный рефлекс. Давайте попробуем разобраться, кто тут прав, а кто нет, и почему. И, забегая вперёд, сразу скажем: «авторки» – это, скорее всего, плохо.

Для начала приведём аргументы оппонента. Они, в принципе, незатейливы: суффикс «-ка», по их мнению, практически идеально подходит во всех случаях – мы же не паримся от феминитивов «москвич-москвичка», «революционер-революционерка», «буддист-буддистка». Ну и всё, и океюшки. Чего вы, ретрограды, возмущаетесь «президенткой», если есть абсолютно созвучная и всем давно привычная «студентка»?

Так? Так… да не так.

Начнём с самого главного: с необходимости феминитивов.

Как утверждают сторонницы феминизма, это нужно для того, чтобы «подсветить» наличие женщин в том или ином случае. «Дорогие блогеры и блогерки» – это, в конце концов, просто вежливо, примерно как «мадам и месье». Но помимо вежливости тут, разумеется, очень заметен именно настойчивый акцент на том, чтобы сделать слово как будто «громче», выделить его на фоне остальных. А иначе, понимаешь, будет маскулинное угнетение и токсичный патриархат.

И вот тут нас (точнее, их) ждут достаточно волнующие откровения. Дело в том, что слова, к которым феминистки порой так любят цеплять свои гендерные суффиксы, на самом деле, не являются мужскими. Они – гендерно-нейтральны, и не нуждаются в «феминизации».

Ну, смотрите, вот слово «филолог», состоит из двух греческих корней – «любить» и «слово». Если объединить эти два корня в одно слово, то никакого «пола» у слова не возникнет – потому что получится буквально «любить слово». Ну нету никакого «пола» у слова «филологос» – как нет пола вообще у словосочетания с глаголом. Женский или мужской род там может появиться только в том случае, если сделать его именем собственным: Филомен или Филомена, Филострат или Филострата. Но это уже «надстройка».

И напрашивается вопрос: зачем нужна «философка», если изначально слово «философ» не имеет гендера и не обладает какой-то «маскулинностью»? Ведь, крайне неожиданно, и слово «блогер» ею не обладает, потому что это чистейшее заимствование из английского, где НЕТ родов в нашем широком понимании (они вообще-то есть, но не выпячиваются; так, почему-то, love – мужского рода, а peace – женского). Вам, наверное, странно это слышать, но да – «блогер» это а-гендерное слово.

Поистине убийственный довод заключается в том, что слово «автор», которое ни к селу, ни к городу хотят феминизировать, являетсясловом и мужского, и женского рода в латыни, откуда оно пришло! Не верите? Пожалуйста, вот словарь. Видите буковки «m» и «f».

И если быть последовательным, то нужно вводить не просто феминитивы, но и… маскулинитивы! Как вам такое, девочки? В самом прямом смысле: берём слово и цепляем к нему на равных правах мужские и женские суффиксы – блогерка и, скажем, блогерщик. Блогерец. Блогерник. Блогеровщик. Тьфу.

Вот именно что «тьфу!». Потому что в здоровом языковом чувстве это будет совершенно излишне – никакие гендерные надстройки к подобным профессиональным словам не нужны, потому что они не маркированы никакой «токсичной маскулинностью».

Вспомним «Собачье сердце»:

«Глаза женщины загорелись.

  • Я понимаю вашу иронию, профессор, мы сейчас уйдем… Только я, как заведующий культотделом дома…
  • За-ве-дующая, — поправил ее Филипп Филиппович».

Кто тут у нас более прогрессивен – стопроцентный ретроград профессор Преображенский, который ратует за феминитивы или молодая советская гражданка, которая от них отказывается? Ась?

Ещё раз: слова «мэр», «директор», «генерал» никакой специфической мужественностью не обладают, и избавлять их от неё не надо! А «мэр» и «генерал» к тому же, вообще иностранные прилагательные, и тоже, кажется, безродовые.

Но это всё сухая теория, она не так уж убедительна для обычного человека. Он-то, на самом деле, плюётся от «блогерок» совсем по другой причине. И вот по какой!

Потому что тот самый, столь агрессивной продвигаемый, суффикс «-ка» в русском языке не имеет однозначного «женского» окраса, как нас надеются убедить. Более того, как бы не больше слов с ним вообще «не-женских». То есть, да, они формально женского рода, подчиняются правилам, но они отчетливо а-гендерны.

Начнём с шутки, которую знают практически все: «Болгарин – это человек, а болгарка – инструмент. Финн – это национальность, а финка – нож», и так далее, там длинный список из испанок, китаек и панамок. Почему угловая шлифмашинка стала «болгаркой», а узкий нож без гарды – финкой?! Ну ок, болгарка – потому что «машинка» (ой, не факт), но нож-то почему?! Почему табурет превратили в «табуретку» – что в этом стуле без спинки специфически женского, за что ему «выдали» тот самый почётный суффикс «-ка»?! И совсем уж непонятно, почему деревянное небольшое плавсредство стало одновременно и «лодкой», и «челноком», и как, не дай Бог, их не перепутать, чтобы не оскорбить лодочку токсичной маскулинностью.

Ответ один: что бы ни вычитали на этот счёт в умных книгах, а в живом языковом чувстве есть очень простое ощущение – не всё то женское, что кончается на «-ка». Или даже так – не всё то женское, что подчиняется грамматическим правилам женского рода.

Давайте проведём натурный эксперимент: вот, есть у нас столяр. Женщина этой профессии кем будет — «столяркой»? Каждому известно, что это слово означает совсем другое, и совсем не женское, а как бы даже среднее – совокупность столярных работ. Грамматика говорит одно, а семантика — другое.

Поэтому приклеивание суффикса «-ка» к очень многим словам женскими их сделает только грамматически. А ассоциативно будет черт те что – как с финкой, табуреткой и столяркой.

И есть ещё третий аргумент – уже не против феминитивов как таковых, а против всё того же единого и универсального суффикса «-ка», о котором мы уже говорили как о «женском» только грамматически, но не семантически.

В русском языке феминитивы вообще неплохо развиты. Посмотрите на эту табличку:

В принципе, если уж так сильно хочется их использовать, то пожалуйста, уважайте сложившуюся языковую практику и следуйте не на пустом месте оформившимся традициям. Понятно, что отчасти «сделанного не воротишь», и никак уже не переименовать «писательницу» в «писательку», но вот «директрису» и «директоршу» в «директорку» норовят переделать аж бегом.

Особенно возмущаются суффиксом «-ша», считая его чем-то почти неприличным. Типа «блогерша» – не ок, а ок – только «блогерка». Но что делать со словом «мэр», если его очень хочется «феминизировать» – «мэрка»? Это кто вообще? Маяковский приходил в ужас от раннесоветских аббревиатур типа «КООПСАХ» – настолько они были чем-то инородным в гармоничной русской речи, сейчас та же беда, но с другой стороны. Мэрка – это… это очень плохо, короче. А возможна же ещё и пэрка. Мэрка и пэрка. Лордка. И лордша, кстати, тоже.

Выводы просты: дорогие лингвофеминистки, не цепляйтесь к тем словам, которые изначально не имели рода в иностранных языках и так и перешли в русский. «Блогер» – бесполое слово. «Дизайнер» – тоже. Не надо с ними ничего делать. Суффикс «-ер» в русском языке чисто заимствованный и не имеет ярко выраженной мужской семантики, а грамматическая принадлежность к мужскому роду ещё ни о чём не говорит, так же как «лодка» – это не «нечто женское», хотя там и есть заветное «-ка» в конце. А если очень хочется феминизировать – делайте это хотя бы не так уродливо. Напрягайте мозги, включайте стилистическое чувство. А то, право слово, за мэрку и пэрку могут просто из приличного общества на мороз выгнать. И за «авторку», по-хорошему, тоже.

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

О словах с суффиксом “ка”

Существует мнение, что слова с суффиксом «ка», так размножившиеся за последние пятьдесят-шестьдесят лет, имеют пренебрежительный оттенок и являются вульгаризмами, портящими наш разговорный язык. Я помню, как еще в дореволюционное время многие возмущались такими словами, как «столовка», «Курилка», «Александринка» (Александрийский театр), «Мариинка» (Мариинский театр), «Публичка» (Публичная библиотека), «ночлежка» (ночлежный дом) и т. д.

Хотя эта книга посвящена вопросу борьбы с порчей русского разговорного языка, — с таким огульным отрицательным отношением к словам, оканчивающимся на «ка», нельзя согласиться.

Не говоря о том, что многие из этих слов — весьма древнего происхождения (достаточно вспомнить старинные названия московских улиц: «Варварка», «Ильинка», «Сретенка», «Солянка», «Воздвиженка», «Рождественка» и др) следует признать, что у слов с суффиксом «ка» было серьезное преимущество: они сокращали разные словосочетания и были общепонятны.

Поясню это примером.

Долгое время письма посылались только в конвертах. Жизнь выдвинула необходимость посылать иногда более короткие письма, содержание которых умещалось на одной стороне почтовой карточки. Такое почтовое отправление стало называться «открытое письмо» и шло по более дешевому тарифу. Но официальное словосочетание «открытое письмо» было длинно: народ очень скоро стал называть его «открыткой». Так называется оно и сейчас и, вероятно, будет называться и через сто лет.

Есть в слове «открытка» пренебрежительный оттенок? Нет. Так же не было его, например, в слове «конка», заменявшем в разговорном языке официальное наименование «конная железная дорога».

Отнюдь не пренебрежением к «Публичной библиотеке», «Александрийскому театру», «общественной столовой», «читальной комнате» и «курительной комнате», а самой жизнью были вызваны слова «Публичка», «Александринка», «столовка», «читалка» и «курилка», удобные своей краткостью.


источники:

http://jpgazeta.ru/uchite-russkij-yazyk-pochemu-feminitivy-s-suffiksom-ka-bezgramotnost/

http://uknigi.ru/o_slovah_s_suffiksom_ka.html